Floy (floy) wrote in ru_proda,
Floy
floy
ru_proda

Categories:

принц Грандотель + страдалица Андалузия = love

Нет-нет, это не обновление. Пусть младенцы отдохнут. Просто мы решили для разнообразия опубликовать цитату из настоящей книги. Настоящей и очень хорошей. Спасибо всем, кто напомнил нам про нее в комментах к предыдущему посту. 

Одной из первых неожиданно приносит рассказ «Неравная пара» Тамара.
Мы читаем… Бедный, но гениальный музыкант дает уроки сиятельной княжне. У нее — глаза! У нее — ресницы! У нее — носик и ротик! У нее — шейка! У нее — золотые кудри, нежные, как шелк. У нее прелестные ручки и крохотные ножки! Описание красоты молодой княжны занимает почти целую страницу. У бедняка музыканта нет ни ручек, ни ножек, ни шейки, ни ротика. У него только глаза — «глубокие, как ночь», смелые и решительные. Он необыкновенно умный, образованный и талантливый. Молодые люди влюбляются друг в друга. Однажды юная княжна играет на арфе; музыкант слушает сперва спокойно, но потом, придя в экстаз, склоняется к ногам юной княжны и целует ее туфельку. Молодые люди мечтают пожениться. Об этом узнают старый князь и старая княгиня и решают отдать свою дочь в монастырь: пусть живет до самой смерти монахиней, но только не женой бедного музыканта! Подслушав это родительское решение, молодая княжна бежит к озеру, ее белая вуаль развевается по ветру; она бросается в озеро и тонет. Бедняга музыкант бросается за ней — и тоже тонет. Конец.

Тамара приносит это произведение мне.
— Почитай… — говорит она. — Не знаю, хорошо ли вышло… Но имей в виду: дедушка, Иван Константинович, читал — и плакал! Слезами плакал!
Бедный Иван Константинович! Он вспомнил свою молодость и свою горькую любовь…
Помолчав, Тамара добавляет:
— Если вы все найдете, что конец слишком печальный, так я могу написать другой: бедный музыкант спас княжну, когда она уже совсем, совсем утопала — ну, прямо, можно сказать, уже пузыри по воде шли. Музыкант выловил ее из озера. После этого сердца ее родителей смягчились, и они разрешили молодым людям пожениться. Они поженились — и жили очень, очень счастливо… Конец.
Этот рассказ — «Неравная пара» — обходит весь класс, и все плачут над ним! Мы, редакторы, в отчаянии: все плачут — значит, это хорошо? А мы все четверо, собравшись на первое редакционное собрание у меня, хохочем — тоже до слез. По крайней мере, у Мани, по обыкновению, рот смеется, а глаза плачут крупными слезами.
Мы — в полной растерянности.
— Что делать? — говорит наконец Лида. — Это же совершенный ужас! Безвкусица!
— Но все плачут!.. — замечает Варя.
— Еще грустнее: значит, ни у кого нет вкуса!.. Ну, что у нас там еще есть?
Маня выкладывает на стол листок бумаги.
— Вот Меля Норейко принесла. «Страдалица Андалузия». Роман.
Маня читает вслух роман, написанный Мелей на одной страничке, вырванной из тетрадки:
— "Жила‑была одна девушка. Ужасная красавица! И звали ее Андалузия. А пока маленькая, — то Андзя. И к ней посватался принц, — тоже красавец. Его звали Грандотель.
Они поженились. Но он оказался очень противный. Во‑первых, пьяница. Во‑вторых, злой‑презлой. Дрался каждый день, а как, бывало, напьется, так хоть беги вон из дома! И, в‑третьих, ужасно расточительный. Другой что заработает, то в дом несет, а этот принц Грандотель все из дома таскал.
И бедная Андалузия была несчастная страдалица.
В один прекрасный день принц Грандотель забрал из кассы всю выручку (они в Ковно торговали папиросами) и пошел в кабак и ужасно там напился. Пьяный, полез в драку; его забрали в полицию и посадили в тюрьму.
После этого несчастная страдалица Андалузия уже больше никогда, никогда не выходила замуж…" Все, — говорит Маня, дочитав «Страдалицу Андалузию».
Тут из соседней комнаты раздается голос папы. Он, оказывается, лежал на диване и слушал все, что мы читали.
— Девочки! — говорит папа. — Я тут нечаянно услышал эти два произведения. По‑моему, это бред. И знаете, что самое плохое? Это печальный бред! Был когда‑то, очень давно, Гиппократ — великий древний философ, «отец медицины». Так этот Гиппократ писал: «Бывает у больного бред веселый. Это — неплохой признак: такой больной еще может выздороветь. А бывает бред печальный, мрачный — это плохо: такой больной почти наверное умрет». Эти рассказы, что вы здесь читали, — мрачный бред…
— …и, значит, журналу нашему предстоит помереть! — заключает Лида Карцева.
Никто из нас не возражает.

P.S.: Несмотря на то, что это не наш обычный формат, чай, кофе и прочие напитки во время прочтения пить все равно не рекомендуется. 
P.P.S.: Полный текст романа можно прочитать здесь

Tags: разное
Subscribe

  • после вынужденного трудового перерыва

    продолжаем голосовать. Все в "Паяльник". Сегодня - номинации вне конкурса: "Высокое искусство" и "Лучший комментарий"

  • 1/7 финала, ч.1

    Простите за задержку, сообщники! Мы подвели итоги одной четырнадцатой финала и начинаем голосовать за выход в одну седьмую. Правила прежние ( см.…

  • нетссссс

    ПРЯМЩАС СТАРТУЕТ ОТКРЫТЫЙ ЧЕМПИОНАТ ПРОДЫ ПО ПАЯЛЬНИКУ (он же "Янтарный паяльник - 2008)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • после вынужденного трудового перерыва

    продолжаем голосовать. Все в "Паяльник". Сегодня - номинации вне конкурса: "Высокое искусство" и "Лучший комментарий"

  • 1/7 финала, ч.1

    Простите за задержку, сообщники! Мы подвели итоги одной четырнадцатой финала и начинаем голосовать за выход в одну седьмую. Правила прежние ( см.…

  • нетссссс

    ПРЯМЩАС СТАРТУЕТ ОТКРЫТЫЙ ЧЕМПИОНАТ ПРОДЫ ПО ПАЯЛЬНИКУ (он же "Янтарный паяльник - 2008)…